Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница

– Ладно, не буду.

– Да, и еще… Ты помнишь, что по соседству с Нундой живут наши добрые друзья? – неожиданно спросил Джуффин. – Ты бы их навестил на обратной дороге. Интересно, как у них дела?..

– Какие добрые друзья? – удивился я.

– Как это – какие?! Великий Магистр Нанка Ёк и его ребята. Ты же сам так долго и нудно пытался их убить, после того как они воскресли. А потом заботливо провожал этих бессмертных до Ворот Кагги Ламуха!

– А, остатки Ордена Долгого Пути… Да, такое действительно не забывается! Просто я не сообразил, что они живут по соседству с Нундой.

– Северная окраина владений Гугландской резиденции Ордена Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница Семилистника, которые Магистр Нуфлин с перепугу пожаловал Нанке и его ребятам, граничит с территорией Нунды… Вообще-то, какие уж там владения! К северу от резиденции начинаются бесконечные болота. Но все-таки их вполне можно считать соседями…

– Болота, говорите? – переспросил я. – Спасибо, что напомнили. Хорошо все-таки, что мы с Мелифаро не стали приводить в порядок мой изуродованный амобилер… Теперь-то он мне и пригодится!

– Ты имеешь в виду это чудовище, в которое превратился твой несчастный амобилер после поездки в Ландаланд? – с отвращением спросил Джуффин.

– Ну да. Мы же специально приспособили его для езды по болотам. И почему он вам так не нравится Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница? По-моему, ему даже идут эти смешные танковые гусеницы!

– Вкус у тебя, конечно… Только, пожалуйста, не надо колесить на этом кошмаре по окрестностям столицы, ладно? – попросил Джуффин. – Лучше возьми это чудо с собой – спрячь в пригоршню, и дело с концом!

– Да я и так собирался взять его про запас. Во-первых, с гусеницами он ездит медленнее, чем с колесами. А во-вторых, лучше иметь в своем распоряжении запасной амобилер – мало ли что!

– Вот и славно, – кивнул шеф. – Ну что, вроде бы все, да?

– Почти. Может быть, у вас хватит великодушия подарить мне на память об этом чудесном вечере Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница какую-нибудь географическую карту? В противном случае мы с Нумминорихом будем годами кружить по живописным окраинам Угуланда и никогда не доберемся до этих грешных гугландских болот!

– Ужас какой! Хорошо, что ты вспомнил об этом сейчас, а не завтра утром, – рассмеялся Джуффин. – Разумеется, я дам тебе самую подробную карту да еще и дорогу покажу. И все это, заметь, совершенно бесплатно. Сейчас…

Он порылся в нижнем ящике своего письменного стола и извлек оттуда крошечный квадратик бумаги.



– Если это и есть «самая подробная карта»… Не думаю, что она мне поможет! – разочарованно протянул я.

– Не говори ерунду! – отмахнулся шеф. – Смотри.

Он аккуратно развернул квадратик Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница, потом еще раз и еще. В конце концов выяснилось, что карта Соединенного Королевства была нарисована на огромном листе тончайшей бумаги. Я зачарованно уставился на нее: все-таки местная картография – это отдельная область искусства!

Коротко остриженный узкий ноготь шефа требовательно царапнул маленький белый кружочек, приютившийся на северо-западе, безнадежно далеко от Ехо, возле самого края листа.

– Вот она, Нунда.

– Действительно далековато! – уважительно сказал я. – Да еще и за заливом… А там есть какой-нибудь паром?

– Есть, конечно. И не один! Но будет лучше, если вы обогнете Гугландский залив по суше и проедете в Нунду с севера, через Пустые Земли и Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница Авалати. Не слишком большая проблема для такого лихого ездока, как ты… Я где-то слышал смешную присказку: дескать, для бешеной собаки лишняя дюжина миль не крюк, особенно если она сидит в амобилере, – как будто нарочно для тебя придумано… А пользы от такого пируэта много: паромщики непременно предупредят коменданта Нунды о вашем приближении, зато в Авалати живут мудрые люди, глубоко равнодушные к судьбе своих соседей и вообще ко всему на свете!

– Очень мило с их стороны… А как мы будем добираться туда из Ехо? Подскажите.

– В Гугланд обычно ездят по Большому Северному Пути, вдоль Хурона, до Ахо Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница… Но вам лучше сразу отправиться в Авалу, а оттуда в Богни – вот по этой дороге, видишь? – Джуффин царапнул ногтем по едва заметной тоненькой линии. – Дорога старая, но вполне ухоженная. Правда, там нет никаких трактиров – ничего, обойдетесь! – зато и оборотней вроде бы нет…

– Ландаландские оборотни мне даже понравились! – улыбнулся я. – Славные такие зверушки, смешные…

– Ну-ну, – вздохнул Джуффин. – Что я действительно в тебе ценю, так это умение заводить хорошие знакомства… Ладно, смотри сюда: из Богни вы будете ехать на северо-запад, пока не попадете на побережье. А там все просто. Видишь, здесь начинается дорога на Авалати, а оттуда вы по проторенному пути попадете Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница в Нунду. Впрочем, заблудиться невозможно: в той части Гугланда всего одна дорога, по которой можно проехать в это время года…

– Передать не могу, какой оптимизм мне внушают ваши слова! – усмехнулся я. – Ладно уж, надеюсь, моя занимательная биография не завершится неудавшейся попыткой вытащить себя из болота за волосы…

– Я тоже на это надеюсь, – совершенно серьезно кивнул Джуффин. Он аккуратно свернул карту и протянул ее мне. – И еще я надеюсь, что ты не проиграешь в «крак» это сокровище. Имей в виду: это не подарок, а казенное имущество, собственность Тайного Сыска.

– Какая жалость! А я-то как раз хожу, думаю Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница: что бы мне такое ненужное в «крак» проиграть… – печально улыбнулся я. – Ладно, раз нельзя, значит, не буду. Со мной по-прежнему очень легко договориться!

Через несколько минут я вышел в Зал Общей Работы и весело подмигнул Нумминориху.

– Ты ведь, кажется, любишь путешествовать, я ничего не перепутал?

– Не перепутал. А почему ты…

Я не дал ему договорить: торжественно вытащил из-за пазухи карту Соединенного Королевства и эффектно развернул перед ним.

– Скоро эта прекрасная земля будет комьями лететь из-под колес нашего амобилера. Дуй домой, парень, собирай вещи, скажи своим домашним, что «этот ужасный сэр Макс» решил увезти тебя в Нунду Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница…

– Мы с тобой едем в Нунду? – У Нумминориха было такое счастливое лицо, словно я пригласил его не прокатиться в каторжную тюрьму, а отправиться на прижизненную экскурсию в райские кущи.

– Еще как едем! – подтвердил я. – Подробности расскажу по дороге. Передай леди Хенне, что я постараюсь вернуть тебя на место через дюжину-другую дней… Впрочем, это всего лишь предположение, основанное исключительно на моих смутных представлениях о жизни вообще и о нашей с тобой жизни в частности. А жизни-то я, если верить авторитетным экспертам, как раз и не знаю…

– Когда я должен быть готов? – деловито осведомился Нумминорих.

– Если в полночь ты Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница появишься на пороге Мохнатого Дома, я буду совершенно счастлив… Раньше не обязательно. Даже нежелательно: если честно, я планирую немного поспать. Когда еще доведется!

– Ладно, я буду у тебя в полночь, – согласился Нумминорих.

Честно говоря, я совершенно уверен, что если бы я сказал ему, будто у нас нет ни минуты на сборы и прощание с домашними, этот изумительный тип и бровью не повел бы. Я и сам легок на подъем, но рядом с ним кажусь себе настоящим тяжеловесом!

Мы вместе вышли на улицу. Нумминорих сел в новенький амобилер, я занял место за своим рычагом, и мы разъехались по домам собираться.

В моей Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница гостиной сегодня оказалось на удивление пусто: только леди Хейлах склонилась над какой-то книжкой. Ясунул туда свой любопытный нос и ошеломленно покачал головой: эта потрясающая барышня читала «Маятник вечности», зануднейшую из книг Соединенного Королевства, которую на моей памяти смог одолеть только всемогущий сэр Шурф Лонли-Локли. Впрочем, даже он сумел добить этот грешный «Маятник» лишь тогда, когда ему пришлось больше суток просидеть взаперти в совершенно пустой комнате…

– Ты уезжаешь, да? – спросила Хейлах, отрываясь от книги.

– Самая настоящая ясновидящая! – улыбнулся я.

– Я еще не очень ясновидящая, – смутилась она. – Просто я успела поболтать с Кенлех…

– Ну да, уж она-то Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница в курсе всех новостей, благо сэр Мелифаро – не самый молчаливый парень во Вселенной! – согласился я. И нерешительно добавил: – Знаешь, я хотел попросить тебя о дружеской услуге. Я уезжаю в полночь, и мне позарез требуется немного поспать. Ты можешь запихать в мою дорожную сумку какую-нибудь теплую одежду? Если тебе удастся найти хоть одно из моих туланских лоохи, это будет настоящее чудо! И еще брось на заднее сиденье моего амобилера несколько одеял. Там же, наверное, холодно исыро, в этом грешном Гугланде… И самое главное: положи туда вот это, – я протянул ей сверток с укумбийским плащом. К счастью, я Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница не забыл взять его с собой, когда покидал Дом у Моста.

– Конечно, я соберу твои вещи, – Хейлах так обрадовалась, словно я предложил ей бросить все дела и хорошо повеселиться этим вечером!

– Спасибо, – я почему-то окончательно смутился.

– Хорошо, что ты меня об этом попросил: ты бы непременно что-нибудь забыл, если бы стал собираться сам.

Сделав это заявление, Хейлах отчаянно покраснела: до сих пор ей ни разу не удавались критические высказывания в мой адрес. Я решил, что такое мужество заслуживает официального одобрения.

– Ну, хвала Магистрам! Наконец-то ты начинаешь понимать, что я не грозный Владыка Фангахра, а обыкновенный великовозрастный оболтус!

– Одно Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница другому не мешает, – рассудительно заметила Хейлах.

– Разбудишь меня за полчаса до полуночи, ладно? – попросил я. – Хотелось бы успеть выпить кружку камры в хорошей компании, перед тем как куда-то ехать…

– Разбужу, – пообещала она. – А хорошая компания – это кто? Ты хочешь, чтобы я кого-то пригласила?

– Хорошая компания – это ты, леди! – объяснил я. – И еще Хелви, если она вдруг здесь объявится… А приглашать никого не надо. Впрочем, если кто-то забредет сюда по собственной инициативе, пусть остается. Мне не жалко!

– Ясно, – улыбнулась Хейлах. Немного замялась и добавила: – В этом доме стало так хорошо, с тех пор как ты Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница здесь поселился!

– Надеюсь, – зевнул я. – Должна же быть хоть какая-то польза от моего утомительного присутствия…

Я поднялся в спальню и нырнул под теплое одеяло. Тут же выяснилось, что там и без меня тесно: пушистые Армстронг и Элла комфортно разместились на моих подушках. Но нахальным захватчикам пришлось подвинуться: я был настроен весьма решительно. Впрочем, возмущенное мяуканье быстро превратилось в сонное мурлыканье – на мой вкус, это самая лучшая из колыбельных!

Мысль о том, что мне вряд ли удастся поспать в течение ближайших двух суток, подействовала на меня как лошадиная доза снотворного: я отключился прежде, чем успел закрыть глаза.

– Макс, ты Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница просил разбудить тебя за полчаса до полуночи. Значит, уже пора.

Леди Хейлах говорила почти неслышным шепотом и прикасалась к моему плечу так осторожно, словно пыталась причесать невидимые волоски на лапках бабочки. Удивительно, что я все-таки проснулся!

– Что, до этой грешной полуночи осталось всего полчаса? – жалобно спросил я.

Хейлах кивнула с таким виноватым видом, словно я поручил ей задержать стремительный бег времени, но у нее ничего не получилось.

– Значит, ничего не поделаешь, – вздохнул я. – Придется вставать.

Впрочем, через несколько минут я понял, что жизнь не столь ужасна, как мне это обычно кажется при пробуждении. К этому моменту я успел Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница пробежаться до ванной, умыться, завернуться в теплое лоохи, подняться в гостиную, грохнуться в кресло, скорчить жалобную рожу и с удивлением обнаружить, что ее скорбное выражение совершенно не соответствует моему прекрасному самочувствию. Даже бальзам Кахара не понадобился!

Поразмыслив, я заменил кислую физиономию лучезарной улыбкой и наконец-то огляделся. Обнаружилось, что по бокам от меня сидят Хейлах и Хелви, такие одинаковые, что хоть желание загадывай! Впрочем, разница все-таки была: лицо Хейлах сохраняло серьезное выражение, а Хелви уже приготовилась улыбнуться – на всякий случай. Я открыл было рот, чтобы в очередной раз сообщить этим леди, что их прекрасные мордашки повергают меня в состояние Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница глубокого шока, но вовремя остановился. В последнее время бедняжкам и без того приходилось выслушивать мои многоэтажные комплименты по нескольку раз в день. Еще, чего доброго, решат, будто мне больше не о чем с ними говорить…

– Я все хотел узнать: как продвигается ваше ученичество у леди Сотофы? – спросил я.

– Пока что оно продвигается только у нашей умницы. А я оказалась редкостной тупицей! – сообщила Хелви. – Но леди Сотофа говорит, что это нормально и когда-нибудь пройдет, раз – и все! Представляешь, она сказала, что у нее самой тоже ничего не получалось, когда она начала учиться. Ее, дескать, даже не хотели принимать в Орден Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница, а потом еще несколько лет очень жалели, что все-таки приняли. Зато потом все вдруг стало получаться само собой, она даже не заметила, как это случилось… Может быть, она просто меня утешает?

– Сомневаюсь, – улыбнулся я. – Чего леди Сотофа точно не станет делать, так это кого-то утешать: сама мысль об этом вызывает у нее глубокое отвращение…

– Правда? – обрадовалась Хелви.

– Я всегда говорю правду, – строго сказал я. Немного подумал и добавил: – За исключением тех случаев, когда просто безбожно вру для собственного удовольствия! Но сегодня у меня не то настроение… А чему она вас успела научить?

– Извини, Макс, но… – Хейлах Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница отчаянно покраснела. Кажется, она была готова расплакаться. – Леди Сотофа запретила нам разговаривать о том, чем мы занимаемся, даже с тобой! Не потому, что это какая-то тайна. Просто когда у человека не очень много могущества, о нем нельзя говорить вслух: чудеса так боятся слов, что могут уйти навсегда…

– Правильно, – согласился я. – Извините, девочки: я мог бы и сам сообразить… Но мне было так интересно!

– Тебе было интересно? – удивилась Хейлах.

– Ну да. Ваша жизнь кажется мне такой таинственной! – мечтательно протянул я. – Иногда я думаю, что на вашу долю достались самые увлекательные приключения. Хотел бы ясам пойти в ученичество к Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница леди Сотофе, да она мальчиков не берет…

Вот теперь обе сестрички расцвели счастливыми улыбками. Наконец-то я научился делать им комплименты!

– Ты уже готов, Макс? – в дверях показалась улыбка Нумминориха, а через секунду появился и он сам.

– Не знаю, – честно сказал я и вопросительно посмотрел на Хейлах: – Я готов, милая?

– Твоя дорожная сумка и несколько одеял лежат в амобилере, – отрапортовала она. – Думаю, я ничего не забыла.

– Ты? Нет, ты не могла ничего забыть: такое просто невозможно! – заверил ее я.

– Значит, можно ехать? – нетерпеливо спросил Нумминорих.

– Нельзя, – возразил я. – Пока я не допью свою камру, я из кресла не вылезу Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница, так и знай! Так что присоединяйся – все лучше, чем топтаться на пороге…

– Лучше, – согласился он. – А где Друппи?

– Спит, наверное, – я пожал плечами. – То-то я смотрю, в доме так тихо!

– Может быть, возьмем его с собой? – предложил Нумминорих.

– Ну да, конечно! А еще мы возьмем с собой моих кошек, дюжину красивых девушек, небольшой оркестрик… И твоего сына заодно – чтобы скучно не было!

Нумминорих рассмеялся – вероятно, представил себе, как все это будет выглядеть, – но потом упрямо продолжил:

– Я сам за ним буду присматривать, Макс. Ты забываешь, что твой Друппи – очень большая собака. И очень страшная – для тех, кто не знаком с Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница ним лично. А мы собираемся путешествовать через самые глухие места в Соединенном Королевстве. Я знаю, что ты можешь справиться с любым противником, но иногда это – лишние хлопоты, поверь уж опытному путешественнику! Ребят, которые любят охотиться на одиноких путников в гугландских лесах, обычно достаточно просто хорошенько напугать, а Друппи годится для этого как нельзя лучше.

– Пожалуй, ты прав! – удивленно согласился я. – Но ты уверен, что будешь за ним присматривать? Потому что у меня, знаешь ли, несколько другие планы…

– Догадываюсь, – кивнул он. – Не переживай, я справлюсь: у меня богатый опыт общения с непоседливыми существами. Ты же знаком с моим Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница сыном, Макс! И если я время от времени справляюсь даже с Фило, значит, справлюсь и с Друппи. Он куда более понятливое и ответственное существо.

– Ну как знаешь.

Меньше всего на свете я сейчас хотел спорить. Проще было согласиться: в конце концов, Друппи – не самое ужасное существо во Вселенной. Скорее уж наоборот.

– Вы-то переживете его отсутствие? – спросил я у сестричек.

– Переживем, – вздохнула Хелви. – Знал бы ты, как я ему завидую!

– Ну и напрасно, – улыбнулся я. – Мы же едем не развлекаться, а инспектировать каторжную тюрьму. Не самое захватывающее приключение.

– Все равно, – упрямо сказала она. – С вами будут происходить всякие чудеса Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница, и вообще…

– Надеюсь, что не будут! – рассмеялся я. – О чем я сейчас мечтаю, так это о нескольких днях смертной скуки, которая, впрочем, мне все равно не светит – ни при каких обстоятельствах… А что касается чудес, они и до вас скоро доберутся. Леди Сотофа об этом позаботится!

– Они уже до нас добрались. Еще в тот день, когда мы переступили порог этого дома, – неожиданно вмешалась Хелви.

– Может быть, и так, – согласился я. – Хотя… Ладно, тебе действительно виднее.

На этой оптимистической ноте я поднялся из-за стола: хотелось мне или нет, а рано или поздно это должно было случиться. Сестрички дружно уставились Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница на меня. Известно почему: у них имеется один замечательный дежурный вопрос на все случаи жизни!

– Меня можно поцеловать на прощанье, – сказал я, не дожидаясь, пока этот самый замечательный вопрос прозвучит вслух. – Даже нужно.

Они пулей сорвались с мест и одновременно чмокнули меня в обе щеки.

– Вот теперь другое дело! – объявил я. – Можно ехать хоть на край света – что я, собственно, и собираюсь сделать… Сэр Нумминорих, разыскивай своего протеже, если ты еще не передумал. Я жду вас в амобилере.

Я вышел на улицу, с удовольствием принюхался к неповторимому свежему аромату ночного зимнего воздуха и одобрительно кивнул, как бы уведомляя реальность, что я Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница вполне доволен ее поведением. Потом отправился во внутренний дворик, где хранился амобилер с танковыми гусеницами вместо колес, успешно выдержавший полевые испытания в болотистых окрестностях озера Мунто. Уменьшить это полезное чудовище и спрятать его в пригоршне было делом нескольких секунд.

Я вернулся на улицу, сел за рычаг нормального человеческого амобилера, снабженного классическими колесами, с удовольствием закурил и принялся ждать своих спутников.

– Хорошая ночь, Макс. Говорят, ты уезжаешь? Хорошо, что я тебя застал.

Шурф Лонли-Локли бесшумно возник откуда-то из темноты. В своем белом лоохи он здорово походил на привидение – хвала Магистрам, хоть не на призрак Джубы Чебобарго!

– Хорошо Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница, что ты меня застал, – согласился я. – Ради такого гостя я могу даже вернуться в дом, чтобы выпить еще кружку камры. Ну, уедем на четверть часа позже – подумаешь, тоже мне трагедия!

– Не стоит, – он покачал головой и взобрался на переднее сиденье амобилера. – Нет ничего хуже, чем куда-то возвращаться в самом начале пути.

– Что, плохая примета?

– Да нет, не то чтобы примета. Просто можно потерять правильное настроение – не знаю, как выразиться точнее…

– Наверное, я понимаю. Правильное настроение – да, в этом что-то есть!

– Есть, ты уж поверь мне на слово… Ничего, Макс: кружку камры я могу получить где угодно Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница, в том числе и дома. Я,собственно, зашел только для того, чтобы пожелать тебе хорошей дороги. Безмолвная речь – удобная штука, но я подумал, что вполне могу позволить себе удовольствие проводить вас до Ворот Кагги Ламуха.

– Спасибо, – улыбнулся я. – Только мы поедем через Ворота Побед Гурига VII. Это не очень противоречит твоим планам?

– Хорошо, что предупредил: я велел вознице Управления ждать меня у Ворот Кагги Ламуха. Сейчас пошлю емузов, скажу, что в моих планах произошли некоторые изменения.

Он на несколько секунд умолк, потом удовлетворенно кивнул и спросил:

– Значит, ты решил прокатиться через Богни, по Старой Гугландской Дороге?

– Ну, решил-то, положим, не Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница я! Еще сегодня вечером я даже не знал о существовании города Богни и этой грешной дороги заодно… Джуффин присоветовал.

– Догадываюсь. Твое знание географии Соединенного Королевства трудно назвать фундаментальным… Ого, да ты решил взять с собой свою собаку?

– Представь себе, это решение тоже не является моим, – усмехнулся я, наблюдая за Нумминорихом, который прилагал героические усилия, чтобы удержать Друппи на месте. – Этот парень решил, что пес будет охранять нас от гугландских разбойников, – как тебе это нравится?

– Очень нравится. Не думаю, что вам действительно придется иметь дело с какими-то разбойниками – разве что уж очень не повезет! – зато в Нунде у Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница вас будет хороший сторож. Никто не решится зайти в твою спальню, если там будет находиться эта собака. Овчарки Пустых Земель считаются очень опасными противниками.

Тем временем Нумминорих кое-как уговорил «опасного противника» устроиться на заднем сиденье и сам уселся рядом. Я взялся за рычаг, и мы поехали.

– А ты действительно думаешь, что в Нунде нам понадобится какая-то охрана? – спросил я умолкшего было Шурфа.

– Не просто думаю. Я в этом совершенно уверен. Так что будьте настороже. Вас, конечно, примут по-королевски, предоставят самые лучшие покои, все как положено… Но мой тебе совет, Макс: если будет такая возможность, откажитесь от Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница этой роскоши и подыщите себе жилье самостоятельно. Лучше всего на некотором расстоянии от ограды. И спать вам следует в одном помещении. Желательно – по очереди.

– Вы даете такие странные советы, сэр Шурф! Можно подумать, что мы отправляемся в логово разбойников, а не в государственное учреждение! – удивился Нумминорих.

– Да, разумеется, вы отправляетесь с инспекцией в государственное учреждение, – сухо согласился Лонли-Локли. – Но мне бы очень хотелось, чтобы за время пути вы постарались убедить себя в том, что едете, как минимум, в логово разбойников… Хотя боюсь, что на самом деле все может оказаться гораздо хуже!

– А ты не перегибаешь палку? – с Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница сомнением спросиля. – Мне тоже очень не нравятся все эти загадочные побеги и еще меньше – высокая смертность среди заключенных, но… Неужели ты думаешь, что нам угрожает серьезная опасность? Я битый час обсуждал эту поездку с шефом, и он не выглядел особенно встревоженным…

– Сэр Джуффин имеет на сей счет свое мнение, а я – свое. Так часто бывает, – пожал плечами Лонли-Локли. – Ему, знаешь ли, кажется, что ты уже такой мудрый, что сам все поймешь в случае чего. А мне так не кажется. Я по своему опыту отлично знаю, что нет ничего более обманчивого, чем уверенность в собственной неуязвимости. Поэтому я решил вас Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница напугать. У меня очень нехорошее предчувствие – не относительно вашей судьбы, а касательно дела, которым вам предстоит заниматься.

– Иногда нет информации более достоверной, чем твое дурное предчувствие, – вздохнул я. – Ладно, будь спокоен, дружище: ты меня вполне напугал. Хлопаться в обморок я, пожалуй, все-таки не буду, но считать Нунду вражеской территорией – согласен. Если даже в конце концов окажется, что все эти дурацкие предосторожности были ни к чему… Лучше быть живым идиотом, чем мертвым героем, правда?

– Нечто в этом роде я и хотел тебе сказать, – согласился Лонли-Локли.

– Здорово! – неожиданно рассмеялся Нумминорих. – Я-то думал, это действительно самая обыкновенная инспекция…

– Она и Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница есть обыкновенная, сэр Нумминорих, – флегматично заметил Лонли-Локли. – По сравнению с теми делами, которыми нам время от времени приходится заниматься, конечно… Притормози, Макс. К сожалению, я не могу позволить себе роскошь продолжить беседу: мы уже у Ворот Побед Гурига VII. И из-за угла выворачивает служебный амобилер. Мне достался расторопный возница. Повезло.

– Спасибо, что проводил, – сказал я. – Без тебя наш поспешный отъезд смахивал бы на паническое бегство из города.

– Кофа и Кекки тоже хотели вас проводить, – сообщил Шурф, спрыгивая на землю. – Но Кофе пришлось дежурить в Управлении, а Кекки отправилась бродить по городу…

– Поскольку жизнь в Ехо продолжается, несмотря на Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница наш отъезд, – завершил я. – Знаешь, Шурф, передать тебе не могу, как меня это радует! Иногда у меня появляется глупое опасение, что когда я откуда-то ухожу, в этом месте все останавливается. Или еще хуже – гаснет, как экран выключенного телевизора…

– Телевизор – это аппарат, который стоит у тебя на улице Старых Монеток? – уточнил Шурф.

Я кивнул.

– Могу тебя успокоить, Макс: после твоего ухода ничего не останавливается и не гаснет. Я неоднократно проверял это утверждение на собственном опыте.

– Ну, если ты так говоришь, значит, я действительно могу быть спокоен, – улыбнулся я. – Осталось только убедиться, что экран не гаснет после того Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница, как уходишь ты сам…

– Ты подарил мне хорошую тему для размышлений, – Лонли-Локли выглядел озадаченным. Иногда он слишком серьезно относится к тому вздору, который я легкомысленно вываливаю на его бедную голову!

– Хорошей ночи, Шурф, – крикнул я ему вслед.

– А вам хорошей дороги, – отозвался он.

Я бесшабашно пожал плечами – дескать, это уж как получится! – взялся за рычаг амобилера и медленно въехал под арку Ворот Побед Гурига VII.

Первые несколько минут Нумминорих молчал: ему еще никогда не доводилось кататься со мной по загородным дорогам, поэтому мои представления о скорости, с которой следует ехать, когда вознице не мешает уличное движение, оказались для Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница него настоящим сюрпризом.

– Макс, а тебя можно отвлекать во время поездки? – наконец спросил он.

– Даже нужно. В противном случае я скоро начну клевать носом.

– На такой скорости? – изумился он. – Ну ладно, если уж тебя действительно можно отвлекать… Расскажи мне: а зачем, собственно, мы едем в Нунду? Что-то я уже ничего не понимаю. Особенно после всех этих предостережений, которыми нас проводил сэр Шурф…

– Ну, положим, когда сэр Шурф принимается меня опекать, его предостережения следует делить на восемнадцать, – улыбнулся я. – Ибо уж кто-кто, а он понимает, с каким идиотом говорит… Но рассказать тебе, зачем мы едем в Нунду, пожалуй, и правда Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница надо.

Следующие два часа моей жизни протекли быстро и весьма приятно. Я дал волю своему болтливому языку и вывалил на Нумминориха не только всю информацию касательно нашей миссии в Нунде, но и все свои незамысловатые соображения по этому вопросу. Среди моих немногочисленных достоинств никогда не было привычки изъясняться коротко и ясно.

– Понятно! – вежливо сказал Нумминорих, терпеливо дождавшись конца моего выступления.

У него был такой сонный голос – дальше некуда! Думаю, за свою почти бесконечно долгую студенческую жизнь парень успел выработать полезную привычку мирно засыпать под чужое бормотание – в противном случае как бы он пережил лекции университетских профессоров Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница?!

– Ну что ж, я рад, что хоть кому-то из нас все понятно, – рассмеялся я. – Кстати, если ты хочешь спать, имей в виду, что вполне можешь позволить себе это неземное наслаждение… Это даже желательно: утром я наверняка начну клевать носом, и мне хотелось бы, чтобы наш амобилер при этом продолжал передвигаться – хоть с какой-то скоростью!

– Да, действительно! – обрадовался Нумминорих. – Тогда я, пожалуй…

И он замолчал. Я оглянулся и убедился, что парень отрубился на полуслове – мне и в голову не приходило, что нормальный, незаколдованный человек может заснуть так быстро!

Что касается Друппи, он уже давно сладко спал, устроившись под задним сиденьем Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница. Я завистливо зевнул, подумав, что мне такое удовольствие пока не светит, и ненадолго притормозил, чтобы добыть чашку крепкого кофе из Щели между Мирами. Не то чтобы мне действительно так уж требовался кофе, но было чертовски приятно держать в одной руке рычаг амобилера, а в другой эту самую чашку: я вообще обожаю выпендриваться, даже когда меня никто не видит.

А потом я даже выпендриваться перестал, просто несся сквозь ночь по узкой дороге, освещенной только зеленоватым светом луны. Мой амобилер призрачной птицей пролетел по темным улицам какого-то маленького городка – я даже не успел восхититься изумительными очертаниями остроконечных крыш старинных домов Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница. Судя по всему, это была Авала. Крошечная цветная точка на карте решила доказать мне, что она действительно существует, и оказалась скоплением изящных кирпичных домов, робко жмущихся друг к другу, чтобы выстоять перед лицом сокрушительной ночной темноты, в омут которой я сам погрузился несколько минут спустя.

Еще один город мне довелось увидеть при сером свете утренних сумерек. Он показался мне куда менее реальным, чем Авала: приземистые деревянные дома не слишком соответствовали моим представлениям о человеческом жилье. И мостовые здесь были не каменные, а деревянные, можно сказать паркетные. Впрочем, я так быстро миновал этот городок, что даже не успел как следует Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница удивиться…

Ночь пролетела удивительно быстро. Впрочем, солнце так и не появилось на небе, зато туч там было даже несколько больше, чем требуется. Но меня такими штучками не проймешь: пасмурная погода тоже вполне в моем вкусе. К тому же она удачно гармонировала с пейзажем. Довольно узкую, но ровную дорогу, по которой я несся сломя голову, обступала столь угрюмая лесная чаща, что веселенький солнечный свет был бы совершенно неуместен. Толстые кривые стволы деревьев утопали в густых клубах утреннего тумана, и это зрелище казалось мне совершенно великолепным.

От созерцания всех этих чудес меня отвлекла возня Друппи, который наконец-то проснулся Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница и попытался перебраться на переднее сиденье: ему приспичило пообщаться.

Дата добавления: 2015-08-28; просмотров: 6 | Нарушение авторских прав


documentaiiguib.html
documentaiihbsj.html
documentaiihjcr.html
documentaiihqmz.html
documentaiihxxh.html
Документ Раздвоение личности у мага – вещь крайне опасная для окружающих. Бедному сэру Максу приходится прибегать к помощи трупов. Макс вынужден научиться изощренной жестокости, очередной раз чуть не 14 страница